Публикации в сми и статьи

Анатолий Юшин для Адвокатской газеты прокомментировал определение Верховного суда о сроках для включения в реестр.

20 октября Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС18-19088(5) по делу № А40-26474/2016 по спору о включении в реестр требования кредитора-физлица, который вернул в конкурсную массу общества-банкрота купленное у него имущество из-за признания судом недействительной сделки купли-продажи между ними.

17 мая 2019 г. Арбитражный суд Московского округа в рамках дела о банкротстве ООО «Уникор-Сервис» признал недействительной сделку по продаже должником в 2015 г. автомашины Евгению Гончарову. Он указал, что сделка была заключена за 5 месяцев до возбуждения дела о банкротстве продавца, а ее цена отличается существенно в худшую для него сторону от цены аналогичных сделок, совершаемых при сравнимых обстоятельствах. К предварительному и основному ДКП между сторонами были применены последствия их недействительности, в связи с чем в конкурсную массу должника были взысканы 2,65 млн руб. с покупателя. При этом была восстановлена задолженность «Уникор-Сервис» перед Евгением Гончаровым в размере 1,05 млн руб.

Евгений Гончаров выплатил требуемую сумму в пользу должника только 29 октября в ходе принудительного исполнения. После этого в конце декабря он обратился в суд с заявлением о включении в реестр его восстановленного судом требования к должнику.
Суд признал требование обоснованным и включил его в третью очередь реестра, а апелляция и кассация согласились с этим. Три инстанции посчитали, что оно предъявлено в пределах двухмесячного срока, установленного абз. 3 п. 1 ст. 142, п. 3 ст. 61.6 Закона о банкротстве, поскольку этот срок начал течь со дня вынесения судебным приставом-исполнителем постановления об окончании исполнительного производства в отношении Евгения Гончарова.

В кассационной жалобе в Верховный Суд конкурсный управляющий должника просил отменить эти судебные акты в части, касающейся очередности удовлетворения требования Евгения Гончарова. ФНС России поддержала доводы управляющего.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда напомнила, что кредиторы, которым должник передал имущество по сделке, признанной недействительной на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, в случае возврата в конкурсную массу, полученного по недействительной сделке, приобретают требование к должнику, которое удовлетворяется в соответствующем порядке. Поскольку восстановленное требование кредитор может предъявить должнику только после вступления в законную силу судебного акта, которым сделка признана недействительной, соответствующее требование считается заявленным в установленный абз. 3 п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве срок, если оно предъявлено в течение двух месяцев со дня вступления в законную силу указанного судебного акта. Кроме того, если по недействительной сделке кредитор получил от должника имущество, то предъявить восстановленное требование он может лишь после возврата в конкурсную массу этого имущества или его стоимости (п. 27 Постановления Пленума ВАС от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”»).

«По смыслу приведенных норм права и разъяснений для включения восстановленного требования в реестр, во-первых, оно должно быть заявлено в течение двух месяцев со дня вступления в законную силу судебного акта о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности; во-вторых, в пределах этого же двухмесячного срока кредитор по восстановленному требованию должен осуществить возврат в конкурсную массу имущества, полученного по недействительной сделке. Аналогичная правовая позиция изложена в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 6 августа 2020 г. № 307-ЭС18-16859(3)», – отмечено в определении.

Как пояснил ВС, Евгений Гончаров в течение двух месяцев со дня вступления в законную силу постановления суда округа от 17 мая 2019 г. о применении последствий недействительности предварительного и основного договоров купли-продажи автомашины не вернул денежные средства в конкурсную массу и не предъявил восстановленное требование ко включению в реестр. Сам по себе тот факт, что принудительное исполнение постановления окружного суда было завершено после истечения двухмесячного срока, не имеет правового значения для правильного разрешения вопроса об очередности удовлетворения восстановленного требования, поскольку не было объективных препятствий для добровольного исполнения судебного акта, не зависящих от воли или действий самого гражданина. Соответственно, заявленное с опозданием требование следует удовлетворять за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр.

Таким образом, Верховный Суд изменил судебные акты нижестоящих инстанций, признав требование Евгения Гончарова обоснованным, но подлежащим удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований реестровых кредиторов.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Юшин и партнеры» Анатолий Юшин считает, что внутренняя логика судебного акта ВС РФ понятна и обоснована: если сделка должника признана судом недействительной и применены последствия недействительности такой сделки, вторая сторона по сделке, чтобы претендовать на возврат денежных средств за счет конкурсной массы, должна вести себя добросовестно, то есть добровольно вернуть полученное по сделке должнику. «Надеюсь, что это определение ВС послужит увеличению количества ситуаций, когда судебные акты о признании недействительными сделок в ходе процедуры банкротства будут своевременно исполняться сторонами таких сделок в добровольном порядке», – выразил надежду он.
С полной версией материала Вы можете ознакомиться в статье Адвокатской газеты https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-kak-vklyuchayutsya-v-reestr-trebovaniya-kreditora-sdelka-s-kotorym-priznana-nedeystvitelnoi/

С перечнем услуг фирмы можно ознакомиться https://www.yunp.ru/practic
Made on
Tilda