Публикации в сми и статьи

Анатолий Юшин в Адвокатской газете прокомментирует определение Верхового суда РФ относительно возможности освобождения гражданина-банкрота от требований кредиторов.

Верховный Суд опубликовал Определение № 3-КГ21-2-К2 по спору об отмене обеспечительных мер в отношении имущества гражданки, чей супруг был признан банкротом.

В 2014 г. Александр Акиншев обратился в суд с иском к супругам Ирине и Юрию Чулковым об обращении взыскания на супружескую долю последнего в их имуществе (дело № 2-644/2014). В рамках дела суд наложил арест на два автомобиля и гараж, принадлежащие женщине, позднее обеспечительная мера была снята в отношении гаража. Далее суд отказал в удовлетворении иска, однако апелляция отменила это решение и удовлетворила требования.

В октябре 2019 г. Ирина Чулкова обратилась в суд с заявлением о снятии обеспечительных мер, сославшись на то, что ее супруг был признан банкротом и в отношении него завершена процедура реализации имущества. Суд отказал ей, отметив, что основным условием, с которым законодатель связывает отмену обеспечительных мер в случае удовлетворения иска, является исполнение решения суда, однако в данном случае до настоящего времени судебный акт не исполнен. Поскольку апелляция и кассация поддержали это решение, Ирина Чулкова обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ.
Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что с даты вынесения судом определения о введении наблюдения снимаются аресты на имущество должника и иные ограничения в части распоряжения его имуществом, наложенные в ходе исполнительного производства по имущественным взысканиям, за исключением ряда случаев (абз. 4 п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве). Судам необходимо учесть, что в силу этой нормы снимаются аресты и иные ограничения, наложенные в ходе исполнительного производства судебными приставами-исполнителями, а также судами в обеспечение исполнения судебных актов. При этом сохраняются принятые судебные меры (в виде арестов и иных ограничений по распоряжению имуществом должника), направленные на обеспечение иска.
Верховный Суд напомнил, что правовой статус гражданина и юрлица не идентичен. В связи с этим с момента возбуждения в отношении должника процедуры банкротства он приобретает специальный статус должника-банкрота и в отношении его имущества устанавливается режим конкурсной массы, подлежащей реализации только в рамках банкротного дела. Такие положения направлены на обеспечение сохранности имущества должника и недопустимость приоритетного удовлетворения требований кредиторов по обязательствам должника за счет его имущества вне рамок процедуры банкротства.
«Как видно из материалов дела, в ходе процедуры банкротства в отношении Юрия Чулкова взыскатель Александр Акиншев неоднократно уведомлялся с разъяснением права участвовать в этой процедуре, однако своих требований в реестр требований кредиторов не заявил, в процедуре банкротства Юрия Чулкова не участвовал, судебные акты арбитражного суда не обжаловал, – указал Суд. – По итогам рассмотрения отчета о результатах реализации имущества гражданина арбитражный суд выносит определение о завершении реализации имущества гражданина. После завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина».
Судебная коллегия добавила, что освобождение гражданина от обязательств не распространяется на требования кредиторов, предусмотренные п. 4 и 5 ст. 213.28 Закона о банкротстве, а также на требования, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту принятия определения о завершении реализации имущества гражданина. Между тем эти положения закона не были учтены нижестоящими инстанциями. Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Управляющий партнер АБ «Юшин и партнеры» Анатолий Юшин полагает, что в определении правильно ставится вопрос о невозможности прямых аналогий между процедурами банкротства юридического и физического лица: «Тем более некорректно проводить аналогию между процедурой наблюдения в отношении юрлица и процедурой реализации имущества в банкротстве гражданина и, соответственно, применять последствия, указанные в п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве, в рассматриваемой ситуации».
По словам Анатолия, Верховный Суд «между строк», но вполне очевидно говорит о том, что не только обеспечительные меры должны были быть сняты с момента признания должника банкротом и введения реализации его имущества, но и само дело о взыскании в суде общей юрисдикции подлежало прекращению. «Напрашивается вывод и о возможной отмене определения о завершении реализации имущества физлица, так как при проведении процедуры супружеская доля арестованного имущества (автомобили) должна включаться в конкурсную массу, о чем прямо говорит п. 7 ст. 213.26 того же закона», – заключил Анатолий Юшин.

С полной версией статьи Вы можете ознакомиться на здесьhttps://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poyasnil-kogda-grazhdanin-bankrot-osvobozhdaetsya-ot-trebovaniy-kreditorov/
С перечнем услуг фирмы можно ознакомиться здесь  https://www.yunp.ru/practic
Made on
Tilda